Назад

Татьяна Клевенская. ПРОЩАЙТЕ, КАПИТАН

(памяти А.Н.Разина)

В жизни надо иметь свое служение — служение
какому-то           делу. Пусть дело это будет маленьким,
оно станет большим, если будешь ему верен.
Д.С.ЛИХАЧЕВ
Эти строки — дань памяти человеку, с которым нашу редакцию связывала тесная дружба. Он был членом редакционного совета, автором, рецензентом, но главное — он был нашим наставником в самом высоком смысле этого слова.
Есть на окраине подмосковного города Щелково удивительный сад, созданный в течение десятилетий руками неутомимых людей — Артемия Николаевича Разина и его матери Екатерины Алексеевны. Впервые мы рассказали об этом саде в 1973 г., начав описание с серебристой ели, которая, как маяк, издали была видна каждому, кто спешил на встречу с гостеприимными хозяевами. Мы приезжали сюда многие годы в любое время, с любым вопросом.
Когда у нас в Москве бывали искушенные прибалтийские цветоводы, которым хотелось показать самое интересное, мы вели их в сад Разиных. Когда для журнала срочно требовались новые иллюстрации, мы смело посылали туда фотографа с уверенностью, что он не вернется с пустыми руками. И вот на страницах появлялись снимки оригинального оформления входа в дом, нарядных рабаток вдоль дорожек, крокусов, пробивающихся сквозь последний тающий снег.

Когда 1 сентября начинались занятия в ПТУ, готовящем цветоводов-декораторов, и нужно было найти человека, который мог бы рассказать ребятам, впервые вступающим на профессиональный путь, об их будущей специальности, мы обращались к Артемию Нико­лаевичу. И надо было видеть, как слушали его не только тихие девочки, но и сорванцы-мальчишки. Говорил он всегда просто, убедительно и очень интересно. Надолго запоминались его выступления перед опытными цветоводами в Московском обществе испытателей природы или на секции цветоводства МГООП. Каждый доклад был своеобразным отчетом о сделанном, результатом долгих наблю­дений и раздумий.
На судьбу Артемия Николаевича, его профессиональный путь, как и у многих его ровесников, наложила свой отпечаток Отечественная война. Человек, казалось бы, созданный для научной работы, цветовод Божьей милостью, стал военным моряком. Мальчик, все свободное время пропадавший на Центральной станции юных натуралистов и техников, в 1943 г., когда ему исполнилось 18лет, был призван в армию и стал матросом истребительного отряда катеров Балтийского флота, с которым оказалась связана и дальнейшая его жизнь. После войны он окончил военно-политическое училище и много лет проработал в Прибалтике.
Каждое лето он приезжал в Щелково, где жили его родители, сменившие московскую квартиру на сельский дом с участком, чтобы оказаться ближе к природе, к зелени и цветам. Екатерина Алексеевна была художницей, и цветы присутствовали во всех ее натюрмортах. Но главным произведением матери и сына стал сад.
Собственно, вначале никакого сада не существовало — была часть футбольного поля с землей, которую не брала лопата и приходилось долбить ее ломом. Сколько машин земли, песка, торфа, сколько усилий потребовалось на то, чтобы создать слой культурной почвы. В семье Разиных сохранился альбом с фотографиями, по которым можно проследить эволюцию сада. Первые, еще прямые, дорожки, самые тривиальные цветы. Артемий помогал родителям во всех работах. Тогда-то, наверное, и посадили маленькую голубую елочку. 

Постепенно облик участка менялся — сказались и художественный вкус Екатерины Алексеевны, тщательно подбиравшей для каждого растения наиболее подходящее соседство, и знания Артемия Николаевича, внимательно изучавшего ассортимент и приемы оформления, используемые прибалтийскими цветоводами. Отсюда — и выбор альпинариев, подпорных стенок, где можно внимательно рассмотреть любое самое маленькое и незаметное растение, и введение вертикалей из разнообразных вьющихся, и любовь к клубневым бегониям.

Все больше появлялось самых разнообразных культур — гладиолусы, пионы, нарциссы, позже пришло увлечение ирисами. Но основным стал не сбор коллекций, а устройство такого сада, где каждое растение нашло бы свое место, где были бы подобраны удачные цветовые контрасты, найдены смотровые точки, ну и, конечно, где цветение продолжалось от снега и до снега.

Трудно назвать Разина цветоводом-любителем — он всегда глубоко изучал биологию растений, стремился дойти «до самой сути», прекрасно знал литературу и многообразие мирового сортимента, интересовался основными направлениями селекции.

Еще в 1940 г. он начал заниматься гибридизацией гладиолусов. Ему повезло — его первым учителем стала великолепный цветовод и педагог, энтузиаст своего дела Вера Васильевна Вакуленко. Именно у нее, на станции юннатов, получил он первые навыки исследовательской работы, которую продолжал потом всю жизнь. Вот почему частыми гостями в доме Разиных были ученые, селекционеры, сотрудники ботанических садов и опытных станций. В последние годы Артемий Николаевич увлекся клубневой бегонией. Он не только собрал большую коллекцию самых современных сортов, но и вел селекционную работу, сотрудничая со станцией цветоводства Сельскохозяйственной академии им. К. А. Тимирязева.

Большую и интересную работу по новым ускоренным методам размножения гиацинтов провел он вместе с В.К.Хондыревым. А какие замечательные гибриды лилий выращивал Артемий Николаевич в своем саду.

Много интересных глубоких статей написал он в наш журнал о бегониях, гиацинтах, мелколуковичных, о планировке сада. На каждую из них в редакцию приходили отклики не только со всех уголков нашей страны, но и из-за рубежа. На все письма автор старался ответить.

А еще он был просто хозяином гостеприимного хлебосольного дома, где всегда старались угостить, блеснуть очередной кулинарной новинкой.

Выйдя в отставку, Артемий Николаевич получил возможность полностью отдаться любимому делу, но помешала тяжелая затяжная болезнь. Каждую зиму он с нетерпением ждал весны, первых цветов, пробуждения сада, веря, что в нем найдет новые силы.

Он умер, когда в саду полыхал куст рододендрона — подарок Марии Федоровны Шароновой, когда начали распускаться его любимые ирисы. Из ветвей серебристой ели мы сделали ему венок, который лег на крышку гроба рядом с кортиком и капитанской фуражкой.

Журнал «Цветоводство» №    6, 1991 г.

2379 просмотров.

Назад