Назад

Г.И. Родионенко. ХАНА-ШОБУ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ



Ботанические погрешности. В Японии, на своей родине этот ирис известен как хана-шобу. История же его научного названия полна неточностей и разночтений.

В 1794 г. шведский ботаник К.Тунберг дал растению имя Iris ensata — ирис мечевидный. Позже другой ученый по какой-то причине так назвал другой вид — сухолюбивый ирис, произрастающий в Центральной Азии (I. lactea). А хана-шобу в садовой и ботанической литературе стали упоминать то как разновидность и.гладкого (I.laevigata), то как и.Кемпфера (I. каеmpferii).

Историческая справедливость была восстановлена только в 1925 г., когда японский ботаник П.Коидзуми вернул этому виду его законное имя — и.мечевидный. И тем не менее, в книгах по садоводству, особенно японских, он часто фигурирует под названием и.Кемпфера.

И еще одна неточность, связанная с этим растением: многочисленные сорта хана-шобу стали называть Японскими ирисами. Но использовать это словосочетание в единственном числе нельзя, так как в реальности существует вечнозеленый субтропический и.японский (I.japonica) с орхидеевидными цветками.

Немного истории. Ирис мечевидный в диком виде произрастает в юго-восточных районах Приморья, на Сахалине, двух островах Курильской гряды, Корейском полуострове, в северо-восточных районах Китая и в Японии. Именно в Стране Восходящего Солнца разнообразие его природных форм наиболее велико, чем чрезвычайно искусно сумели воспользоваться японские цветоводы. За пятисотлетний период освоения культуры и.мечевидного они вывели многие тысячи сортов хана-шобу*.

Знакомство цветоводов Европы с Японскими ирисами началось в 1857 г., когда ботаник Ф.Зибольд впервые показал их на выставке в Генте (Бельгия). Однако широкого распространения культура хана-шобу тогда не получила.

В Америку их завезли позже, в 1869 г. После интродукции быстро началась активная целенаправленная гибридизация, пионером которой был самобытный селекционер Арли Пэйн (1880-1971). За 40 лет работы он создал 170 сортов. В 1966 г. была учреждена награда его имени, присуждаемая в США лучшему сорту Японских ирисов.

В результате активной работы многочисленных оригинаторов**, США заняли лидирующее положение в селекции Японских ирисов. Существенная причина высокой продуктивности работы американских селекционеров — составление каждым из них гибридизационной программы с четким определением родительских пар, отвечающих поставленным целям.

В России освоение культуры хана-шобу связано с именем выдающегося ботаника, директора Ботанического сада в Санкт-Петербурге Эдуарда Регеля (1815-1892). Однако сорта, которые он выписывал из Германии, постоянно вымерзали. Успех был достигнут только тогда, когда он начал выращивать Японские ирисы из семян, собранных в горах Восточного Китая.

После революции работа с Японскими ирисами возобновилась в 20-ЗО-е годы. При содействии академика Николая Ивановича Вавилова из Японии была получена большая коллекция хана-шобу. На Черноморском побережье Кавказа с ней работал талантливый цветовод Василий Алферов. Он сумел сохранить растения, несмотря на все трудности, на лихолетье Великой Отечественной войны. В течение долгого времени эта коллекция была единственным общедоступным источником сортов хана-шобу в России.

Если экспериментальные работы В.Алферова доказали, что сорта японской селекции могут успешно расти и использоваться в озеленении на Черноморском побережье Кавказа также во многих районах Краснодарского края и Ставрополья), то работы профессора МГУ В.М. Носилова в Подмосковье имели чрезвычайно важное значение для продвижения культуры на север. Ученому удалось на свои средства приобрести партию сортов из Франции и Японии. Длительное время испытывая на своем участке различные приемы выращивания, он в отдельные годы добивался столь обильного цветения, что, по его словам, создавалось впечатление цветущего луга, покрытого волшебными цветами. Работу с коллекцией Японских ирисов профессора Носилова позднее продолжил в Подмосковье В. Т.Пальвелев***.

Третий период освоения культуры хана-шобу в России характеризуется началом активной селекционной работы, которая и по сей день ведется в Ботаническом саду Владивостока .Н.Миронова), в НИИСС им. М.А.Лисавенко в Барнауле .В.Долганова), в Ботаническом саду БИНа в Санкт-Петербурге .Родионенко, И.Макарова).

Продвижение на север. В течение 36 лет мы испытывали большое количество сортов, главным образом японской селекции, полученных из разных источников, в том числе и из коллекции В.Алферова. Даже используя разнообразные приемы укрытия растений в предзимний период, положительного результата не получили. Основная причина неудовлетворительного развития хана-шобу на широте Санкт-Петербурга состоит в том, что в период вегетации растениям не хватает тепла. Некоторые культивары цветут в первый год после посадки, но затем хиреют и гибнут. К счастью, нам удалось воспользоваться этим цветением и провести серию скрещиваний с ирисом мечевидным, присланным из Владивостока. Так были выведены первые в мире зимостойкие сорта хана-шобу: 'Василий Алферов', 'Алтай', 'Дерсу Узала', которые успешно растут и цветет у нас без всякого укрытия на зиму уже более 20 лет.

Сама природа, словно благословляя отечественных цветоводов на доброе дело, подарила самую северную популяцию ириса мечевидного. Для нас, северян, этот красивейший вид флоры Приморья — ключ к открытию сокровищницы древней культуры Японских ирисов.

К сожалению, у первого поколения сеянцев доминировала видовая окраска цветка. Вырваться из плена темно-фиолетово-пурпурных колеров нам помог американский селекционер д-р Мак Юэн, который провел ряд скрещиваний с участием сорта 'Василий Алферов'. Из полученных от Мак Юэна семян удалось вырастить сеянцы второго поколения, среди которых появились, наконец-то, экземпляры с цветками различных окрасок.

Говоря о московском опыте освоения культуры Японских ирисов, кроме положительных результатов, полученных проф. Носиловым, стоит упомянуть и об отрицательных. В 80-х годах в Главном ботаническом саду проводился масштабный эксперимент с большим количеством сортов японской селекции, который закончился полной неудачей****. Причина успеха В.М.Носилова, по-видимому, заключалась в умелом использовании поискового метода в отборе стойких сортов и большая изобретательность в приемах выращивания.

Поисковый метод, основанный на генетической неоднородности сортов, среди которых можно отобрать культивары с повышенной адаптацией к северным условиям, в сочетании с умелой разработкой агротехники дает хорошие результаты и сегодня.

Еще один метод освоения этого экзотического растения — семенной. Начинающий ирисовод может попробовать свои силы и вырастить природные формы хана-шобу, которые украсят любой приусадебный участок. Из личного опыта добавлю, что из семян, собранных с сортовых растений, иногда получаются сеянцы, копирующие родительскую форму. Конечно, желательно брать семена от сортов, которые хорошо зарекомендовали себя в данном регионе.

Таким образом, освоение культуры Японских ирисов может проводиться тремя методами — поисковым, семенным и гибридизационным. Результативность первого будет возрастать при продвижении в южные регионы. Для «осеверения» основным остается метод гибридизации, позволяющий изменять генетическую основу (для подбора вариантов скрещивания можно воспользоваться результатами поискового метода).

Говоря о продвижении Японских ирисов на север, следует упомянуть и об экспериментах канадского селекционера Тони Хубера, который в последние годы успешно скрещивает и.мечевидный с природным видом канадской флоры — и.разноцветным (I. versicolor). Эти гибриды  (биверзаты) представляют несомненный интерес для северных регионов. 

Гибридизация. Рассказывая цветоводам-любителям о селекционной работе, мы преследуем одну цель — пробудить у них желание самим заняться этим увлекательным делом. Заметим здесь, что большинство выдающихся зарубежных селекционеров ирисов начинали свою работу именно как любители, поскольку их основная специальность не имела ничего общего с селекцией. Так, К.Мак Юэн — доктор медицины, Бен Хэгер — офицер в отставке, а проф. Ш.Хирао — ихтиолог. 

Для начала необходимо познакомиться со своеобразным строением цветка ириса. Все представители этого рода — энтомофилы, и в природе их опыляют насекомые. В процессе приспособительной эволюции столбик пестика в цветке ириса распался на 3 желобчато-лепестковидных лопасти, прикрывающих пыльники. На вершине лопастей расположены рыльца. У цветков ириса первыми созревают пыльники, что и обеспечивает перекрестное опыление. Насекомое, например шмель, входя в цветок, снимает мохнатой спинкой пыльцу с пыльника, но не способен опылить ею еще недозрелое закрытое рыльце. Зато он с успехом переносит ее в другой цветок, в котором пыльца уже осыпалась, а рыльце созрело. 

Так же следует поступать и гибридизатору: собрав пыльцу в первый день раскрытия цветка, использовать ее для опыления тех, в которых созрели рыльца. Простейший прием изоляции от насекомых-опылителей — удаление пыльников и долей околоцветника в начале распускания. Делать это надо очень аккуратно, чтобы не повредить трубку цветка. Для опыления желательно брать первый цветок, раскрывшийся на цветоносе, второй можно удалить. После опыления на растение надо повесить этикетку из фольги, на которой указать название материнского (первым) и отцовского сортов. Между ними ставят знак скрещивания ).

Пыльца может храниться в течение 5-7 дней в сухом месте в бумажном пакетике. Очень важно вовремя собрать семенные коробочки, так как при их растрескивании семена легко уносит ветер.

Сеять лучше в начале марта в горшочки, предварительно замочив семена. Их всхожесть сохраняется не более 2-3 лет. Сеянцы зацветают на юге на 2-3-й год, на севере — на 3-4-й. Сорта регистрируются в Москве, в Обществе ирисоводов.

Приемы выращивания. Участок должен быть открыт солнцу. Подходящая почва — легкие суглинки со слабокислой реакцией (рН 5,5). Непригодны участки со щелочной почвой, так как ирис мечевидный по своей природе ярко выраженный кальцефоб. Земля должна быть очищена от сорняков, особенно корневищных, заправлена компостом, но не избыточно.

Сажать и пересаживать хана-шобу можно осенью и весной, но лучше всего в конце лета — начале осени: в северо-западных регионах — во второй половине мая или второй половине августа — первой декаде сентября, на юге — в течение сентября — начале октября. Для Японских ирисов совершенно недопустимо пересыхание корней и корневищ, что осложняет их пересылку на большие расстояния. При транспортировке корневища желательно завернуть в слегка влажный мох сфагнум или засыпать торфом, поместить в полиэтиленовые пакеты, перфорированные для доступа воздуха. При посадке старые части корневища, на которых отсутствуют почки, удаляют. Если куст большой, его можно разделить. Самая маленькая посадочная единица — кусок корневища с одним листовым пучком. Листья и корни перед посадкой укорачивают. Корневища заглубляют на 5-7 см. После посадки почву вокруг растения уплотняют и проводят обильный полив.

В природе хана-шобу — многолетник влажных лугов, поэтому в сухую погоду требует регулярных поливов, особенно во время цветения. Однако этот вид не является гидрофитом, и выращивать его в водоемах, как делают некоторые цветоводы, не следует. В Японии участки, на которых высажены хана-шобу, иногда заливают водой, но только во время цветения для усиления декоративного эффекта.

Растения высаживают на расстоянии 30-35 см друг от друга. При групповой посадке ирисы сажают теснее, увеличивая расстояние между группами.

В период вегетации проводят 2-3 подкормки, желательно комплексными удобрениями, содержащими полный набор микроэлементов. Японские ирисы положительно реагируют на внесение слабого настоя коровяка (1:10).

В октябре листья обрезают на высоте 10-15 см, после чего незимостойкие сорта слегка присыпают свежей питательной почвой и укрывают сухим дубовым листом или еловым лапником. Для наиболее ценных культиваров можно устроить сухую зимовку — засыпать листом и защитить полиэтиленовой пленкой, натянутой на низкие проволочные дуги. Края пленки следует прижать камнями. Дуги должны быть такой формы, чтобы снег не соскальзывал с укрытия. Весной, с наступлением устойчивых положительных температур, укрытие снимают и кусты разокучивают.

Наши многолетние исследования опровергли мнение, высказываемое некоторыми авторами относительно высокой зимостойкости хана-шобу. Этим свойством обладают лишь определенные природные популяции ириса мечевидного, например из Приморья, а также зимостойкие сорта. Большинство же культиваров, особенно японской селекции, без укрытия российских морозов не выносят, у них вымерзает целиком корневище или погибают цветочные почки.

На одном месте куст хана-шобу в южных районах может расти в течение 3-4 лет, в северных — 5-6 лет. После этого кусты необходимо делить и переносить на новый участок, на котором до этого Японские ирисы не росли*****.

Познакомившись с биологическими особенностями Японских ирисов и учитывая климатические и почвенные условия своего региона, цветовод может сам решить для себя вопрос, стоит ли ему заниматься освоением новой культуры и какие методы для этого использовать.

Сорта. К достоинствам хана-шобу следует отнести крупные цветки отдельных культиваров размером с тарелку), богатство окрасок (от белой и нежно-розовой до интенсивно-бордовых и фиолетово-синих), ветроустойчивость. До недавнего времени не было сортов с желтыми цветками, но теперь и эта проблема решена с помощью скрещивания с и.болотным. Кроме однотонных, существуют культивары с двухколерными цветками, с каймой, крапчатые, с ярко окрашенными жилками. Сорта Японских ирисов, в отличие от Бородатых, долго не устаревают.

Цветок живет трое суток, в прохладную погоду — до пяти, в то время как у Сибирских и Бородатых продолжительность жизни не превышает двух дней. Будучи самыми позднецветущими, хана-шобу значительно продлевают время цветения ирисов.

Одно из главных достоинств Японских ирисов — устойчивость к бактериозу, самой страшной болезни, поражающей Бородатые ирисы. Слабые стороны — отсутствие аромата, сравнительно низкая зимостойкость, кальцефобия.

Для северных регионов можно рекомендовать сорта, устойчивые к низким температурам: 'Алтай, 'Дерсу Узала', 'Василий Алферов', 'Шестиглазка' (оригинатор Г. Родионенко); 'Поленица', 'Добрыня', 'Призрак Счастья', 'Виват Родионенко', 'Поклон Еременко', 'Памяти Лучник' (3.Долганова); зарубежные — 'Навзикая' ('Nawziкаа'), 'Оуодо' ('Oyodo'), 'Доппелдекер' ('Doppeldeker').

На юге лучше будут расти сорта, выведенные в Ботаническом саду Владивостока: 'Сиреневая Дымка', 'Приморье', 'Розовое Облако', 'Темная Ночь', 'Первый Вальс' .Миронова); 'Амурский Залив' .Бутюков); 'Чайка' .Родионенко); зарубежные – ‘Гoy Грин' ('Go Green), 'Юкхидори' ('Yukichidori'), 'Прима Балерина' ('Prima Ballerina'), 'Момойидо' ('Momojido'), 'Koкио-нохару' ('Kokyo-noharu'), 'Капришн Баттерфляй' ('Caprician Butterfly'), 'Ханаякко' ('Наnауакко), 'Хью энд Край' ('Hue and Cry'), 'Эншунада' ('Enshunada'), 'Аки-но-нишики' ('Aki-no-nishiki'), 'Фриллд Инчантмент' ('Frilled Enchantment'), 'Шозен-ньо' ('Shosen-nyo'), 'Джапаниз Пинуил' ('Japanese Pinwheel'), 'Вундед Дрэгн' ('Wounded Dragon'), 'Ина-араши' (Inа-arashi').


Г.РОДИОНЕНКО,

доктор биологических наук

Санкт-Петербург

------------------------------------------------

*0дним из самых выдающихся селекционеров последнего времени считается Ш.Хирао, который получил наиболее интересные сорта хана-шобу и опубликовал книгу «The Japanese Iris» (1971), снабженную 346 фотографиями.

** Тем, кто хочет расширить свои знания о культуре Японских ирисов, советуем познакомиться с книгой известного американского селекционера К. Мак Юэна . Mс Ewen «The Japanese Iris», 1990).

*** См. «Цветоводство», 1973, №     9.

**** Часть сортов коллекции уцелела. С ней творчески работает В.К. Хондырев, используя метод горшечной культуры.

***** Рекомендация некоторых авторов о возможности чередования Японских ирисов с Бородатыми неразумна, так как под последние нередко вносят известь.

2866 просмотров.

Назад