Назад

Ирина Плеханова. ГДЕ СОРТ, А ГДЕ СЕЯНЕЦ?

Если вы любитель флоксов, а уж если, тем более, интересуетесь сортами, то, наверняка, задумывались над вопросом: чем отличается сорт от сеянца? И, обязательно, эти слова мелькнут в разговоре «продвинутых» флоксоведов и флоксоводов. Вроде бы всем понятны эти «простые» слова, но… почему же время от времени возникают нешуточные баталии с вопросом «что есть что?». Каждый толкует эти понятия так, как считает нужным. Кто-то отталкивается от школьных знаний ботаники, кто-то  тяготеет к юридическим терминам, ссылаясь на различные законы. Каждому понятно, что сеянец — это растение, полученное из семени. А когда же оно становится сортом? Я решила докопаться до истины. Оказалось, что все определения давно сделаны, и точки над «и» поставлены.

C самых древнейших времен человек пользовался дарами природы. Флора и фауна снабжали наших предков продовольствием. Познавая растительный мир, первые земледельцы вводили растения дикой флоры в культуру. Слово cultura в переводе означает — земледелие, обработка, уход. Отбирая экземпляры с лучшими качествами, получали улучшенные формы плодовых и декоративных растений. В книге «Философия ботаники» Карл Линней пишет: «Обработка почвы является матерью изменений и их наилучшим испытанием. Сила садовой культуры выращивает махровые цветы, скороспелые сады, высокорослые, увенчанные цветами травы, пищевые овощи. Будучи же предоставлены самим себе на тощей лесной почве, они возвращаются к своему природному состоянию». В природе сортов нет, только человек может создать и поддерживать их сохранение. Иногда вариантам, найденным в дикой природе и представляющим интерес для садоводства, также могут быть даны эпитеты культиваров. Например, Phlox nivalis 'Azure'. Таким образом, появилось понятие Cultivated variety (культурная разновидность), или сокращённо культивар. Забегая вперед, хочу сказать, что синонимом в русском языке .е. правомерно используется) является слово «сорт», в английском — variety, во французском — varie`te`, в испанском — variedad, в португальском — variedade, в итальянском — varieta` bkb razza, в немецком — Sorte, в голландском — varieteit или ras.

Изучением культурных растений, методами их получения и улучшения занялось новое направление в науке — прикладная ботаника. Россия не отставала от других стран. В 1837 году было создано Российское Общество Садоводов, объединившее любителей садоводства и цветоводства. Труды русских ботаников и селекционеров внесли свою лепту в мировой опыт создания сортов. В России были собственные сорта многих декоративных культур: камелий, роз, кротонов, флоксов и т.д. С конца XIX века за коллекцию флоксов неоднократно на различных выставках награждалась Студенецкая школа садоводства. Она находилась в Москве, рядом с Трёхгорной заставой. Многим любителям нравились представленные школой сорта: ‘Генерал Ахшарумов' — бархатистый тёмно-фиолетово-красный, ‘П.П. Успенский' — киноварно-розовый с пурпурным центром, ‘Катинька Беели' — ярко-кармазиновый с пурпурным центром, белоснежный ‘Третьяковский'. По отзывам, очень хорош был сорт ‘Княжна Нина Гагарина' — в начале огненно-красный, а затем карминный. Возможно, последний сорт сохранился до наших дней. В Интернете, в списке одной из коллекций встречается похожее название, только фамилия изменена на Гаганову. Очень бы хотелось его увидеть.

Однако ботаникам и садоводам разных стран необходимо было прийти к общему мнению о правилах наименования растений. Не только сорта, одни и те же виды назывались различно даже в одних и тех же странах. Например, только в Англии до середины XIX века Phlox paniculata встречался как Ph. decussata, Ph. cordata, Ph. corimbosa, Ph. scabra, Ph. americana. В Брюсселе в 1864 году состоялся Международный конгресс по садоводству, а через 3 года в Париже были утверждены «Международные правила по ботанической номенклатуре», которые часто называют «Парижским кодексом» ( «Paris Code») или «Парижскими правилами» ( «Paris Rules»). Инициатором и одним из основных авторов этого коллективного труда был знаменитый швейцарский ботаник Альфонс Декандоль (1806-1893), член-корреспондент Петербургской АН, один из основателей учения о происхождении культурных растений. Альфонс продолжил дело своего отца Огюстена Пирама Декандоля (1778-1841), автора одной из первых естественных систем растений и основателя «Гербария Декандоля».

Ботаники получили точную и удобную для пользования систему номенклатуры. Для обозначения вида стали употреблять то слово, которое было опубликовано первым. Метельчатым, т.е. Phlox paniculata, наш любимец стал с легкой руки Карла Линнея (1707-1778). Появление в Европе датируется 1732 годом, а название вида — 1753 (переводчик О.М. Полетико, редактор И. А. Линчевский — сотрудники БИН им В.Л. Комарова) годом. Значение же слова «сорт», то есть «культивар», учёные уточняли ещё почти сто лет. До введения этого термина употреблялось слово «разновидность». Только в 1952 году на XIII международном садоводческом конгрессе в Лондоне был принят «Международный кодекс номенклатуры для культурных растений». В СССР Кодекс был опубликован на русском языке в 1974 году (издательство «Наука» ленинградское отделение). Переводчиком этого небольшого, но сложного документа была О.М. Полетико, редактором — И. А. Линчевский, сотрудники БИН им В.Л. Комарова. Как отмечал Линчевский: «… толкование Кодекса иногда бывает затруднительным даже для тех, у кого родным языком является английский».

Начинается Кодекс словами: «Культурные растения существенны для цивилизации. Важно поэтому иметь для их именования точную, устойчивую и международно принятую систему». Чёткое определение термина «сорт» приводится в статье 10: «… культивар обозначает — совокупность культивируемых растений, которая явственно отличается какими-либо признаками (морфологическими, физиологическими, цитологическими, химическими или другими) и которая при воспроизведении (половом и бесполом) сохраняет свои отличительные признаки». А это значит, что любой сеянец флокса метельчатого является сортом, ведь он обязательно будет отличаться от родительских форм. И неважно при этом, сколько ему лет, чьей селекции и зарегистрирован ли он. Другое дело, что внешне новичок может быть очень похож на уже существующие сорта. Селекционер, как правило, сохраняет только самые ценные в декоративном отношении экземпляры. Это самое трудное — сделать выбор. Может быть, мое сравнение не совсем удачно, но ведь мы все — дети своих родителей. Иногда похожи на них, иногда — на троюродную бабушку. Генетика… Есть ли у ребенка документ или нет, но он изначально отличен от братьев и сестер. Станет ли он выдающимся пианистом или известным писателем — не известно в начале пути. Только с помощью родителей, а в случае с растениями, селекционеров или интродукторов, дитя или сеянец покажет все свои достоинства.

Сорта флоксов, так же как и роз, гладиолусов, георгин и др., состоят из одного клона. «Клон (clone) — это генетически однородная совокупность особей… первоначально полученных от единичной особи посредством бесполого размножения, например, путем черенкования, деления, прививки… „. Язык кодекса суховат, но… — это кодекс. Хотя статья 5 оговаривает, что этот документ „не имеет силы помимо той, которая проистекает от свободной договорённости тех, кто имеет отношение к культурным растениям“. Таким образом, все экземпляры, полученные от первоначального, т.е. сеянца, и являются сортом.

Межродовые гибриды обозначаются знаком «х“, стоящим после родового названия перед коллективным эпитетом. Например: Phlox х arendsii 'Hilda'. Группа Арендса является гибридом Ph. paniculata и Ph. divaricata, названа по имени Георга Арендса (1862-1952), одним из первых создавшего около 13 сортов в начале прошлого века.

Ботанический кодекс регулирует написание названий культурных растений (статья 29). Сорт является низшей категорией в номенклатуре растений: род, вид и культивар (сорт). Название культивара следует за ботаническим или обиходным и должно ясно выделяться посредством сокращения cv (культивар), помещаемого перед названием сорта или типографским способом (например, заключением в одинарные кавычки). Примеры написания:
Phlox paniculata 'Prospero'
флокс метельчатый 'Манон'
Ph. paniculata cv Внук Гиляя
Ph. Paniculata cv Monte Rosa

Прописные начальные буквы должны употребляться для всех слов в названии, которое предпочтительно должно состоять из одного-двух слов и не превышать трёх: 'Синее Море', 'Иван-заря', 'Рубин в Атласе'. Сокращение или цифры считаются за слово. Сокращения слов или имен не допускаются, за исключением Mrs. на английском языке. Артикль не пишется, если только это не требуется обычаем языка. Правильно будет 'King', а не 'The King', но при этом 'Le Mahdi', а не 'Mahdi'. Имена, звания, должности — всё необходимо писать полностью: 'Николай Щорс', 'Иоганн Себастьян Бах', 'Мадам Доктор Шарко', 'Леонид Вигоров'.

Я всегда была уверена, что название иностранного сорта не переводится. Например, 'Dorffreude' или 'Дорффройде' по-русски, и только. Оказывается, статья 32 допускает перевод — 'Деревенская Радость'. Воспроизведение на другом языке предпочтительно должно оставаться неизменным, но транслитерирование или перевод разрешены. Возможно, количество культиваров до середины XX века не было так велико, как сейчас, и каждый сорт был единственным и неповторимым. К сожалению, в последующий период времени и до наших дней в печати мало сообщалось о новинках, также не было единых списков с названиями даже отечественных сортов, в результате появилось много одноимённых флоксов. У любителей других культур и в других странах были те же проблемы. Советские цветоводы эти вопросы неоднократно обсуждали на страницах журнала „Цветоводство“, начиная с 19бО-х гг., но воз и ныне там. Как следствие мы имеем 'Алёнушку' Б.В. Квасникова и 'Алёнушку' Н.С. Красновой, 'Айсберг' Б. Симонс-Жена и 'Айсберг' М.Ф. Шароновой', 'Богатыря' А.Г. Маркова и 'Богатыря' Ю.А. Репрёва, 'Воспоминание' М.П. Бединггауз и 'Воспоминание' В.Н. Грошникова. Таких примеров очень и очень много. Статья 50 отвергает наличие более одного названия культивара, а у нас — три отечественные 'Авроры' и одна немецкая. Эти сорта переименовывать поздно. Они давно живут своей жизнью в наших садах или в памяти. Кодекс советует при обнародовании уточнять, является ли имя селекционера, название опытной станции или торговой марки частью названия культивара. Жизнь вносит свои коррективы, чтобы избежать путаницы, имя автора должно являться составной частью названия.

Датой названия культивара является дата его действительного обнародования или его регистрации, причём более ранняя из этих дат имеет решающее значение. Обнародованием считается появление названия в текстовом материале, размноженном и распространённом среди широкого круга людей. Книги, журналы, каталоги, микрофильмы и т.д., воспроизведенные любым механическим или типографским способом и имеющие множество идентичных экземпляров. Рукописные материалы, но только на китайском и корейском языках, рассматриваются как обнародованные, если были изготовлены и распространены до 01 января 1900 года.

Кодекс не обошёл вниманием вопрос регистрации (статьи 53-56). Культивар может быть зарегистрирован организацией, ответственной за регистрацию, учреждённой посредством законодательного акта какой-либо определённой страны или путём узаконенного договора между странами. Это может быть и любое учреждение, на которое заинтересованные организации возложили производство регистрации. В Кодексе оговаривается, что „принятие… названия для регистрации не обязательно подразумевает суждения относительно отличимости данного культивара от других (оригинальности) или о его… достоинствах“.

Селекционер сам должен провести испытание и сравнение новичка с уже существующими сортами. Жизнь покажет, станет ли он любимцем публики или забудется через несколько лет. К испытанию можно привлечь коллег или официальные организации, но это уже другая тема.

3576 просмотров.

Назад