Розы. Каталог
. Саженцы. Привитые. Купить. Заказать. Сорта. Розоводик. Rozovodik Как все начиналось

Начиналось как у всех — с решения приобрести собственное место для отдыха (не люблю слово «дача») с последующим, по мере появления возможности, переселением туда насовсем. Поэтому выбирали однозначно дом в деревне, и как можно удаленнее от цивилизации, да и вообще от людей. Выбрали, нашли. В удалении не только от мало-мальски крупных населенных пунктов с их дымящими трубами, но и от выхлопных труб тоже. До ближайшей трассы — пятнадцать километров. В деревне из восьми домов на тот момент населены были только два, да еще два оживали летом. В нагрузку к этим радостям нам было выдано несметное, катастрофическое количество слепней и комаров, отсутствие воды для купания, частые отключения электричества и жуткая распутица в межсезонье. Т.е. забытая глубинка по полной программе. Однако, чаша весов с плюсами оказалась настолько тяжелее чаши с минусами, что за короткий период времени пустующая часть деревни заселилась нашими друзьями и знакомыми. И деревня стала чем-то      большим, чем просто деревней — неким дружелюбным сообществом, чем-то      единым целым, где с участка на участок можно пройти не через улицу, а через внутренню калитку. Именно поэтому на моих фотографиях далеко не только моя семья, и не только мои дети и внуки. Добавить к этому удивительную природу и станет понятно, почему некоторые до сих пор называют это местечко Раем.

Участок не обрабатывался несколько лет. И, если на левой половине когда-то     хотя бы были грядки, то на правой, на площади соток восемь царствовали заросли терносливы. Кто сталкивался, знает, что у этого кустарника, как у сказочного змея, на месте срубленной головы вырастает три (десять!). Мы боролись с ним лет пять. Победили! Но других «вертикалей» не было, кроме нескольких небольших яблонь. Поэтому триада „песок-солнце-ветер“ пока не позволяла помышлять о цветущем и благоухающем саде, простого тенька и то не хватало…

Дом был настоящий, из шестиметровых толстенных бревен. Постройки начала двадцатого века. У меня как-то     сразу прикипела к нему душа, и вот уже столько лет я всеми силами отстаиваю его первозданность, как внутри, так и снаружи. Русскую печку, правда, пришлось сломать, так как она занимала чуть ли не четверть единственной отапливаемой комнаты. Кстати, несмотря на внешнюю внушительность, внутри жилых всего 36 квадратов — ровно по длине бревен, в которые очень функционально вписались гостиная-столовая-спальня, кухня, прачечная и мой «кабинет». И, даже, когда наезжают дети и внуки, дом не кажется тесным. Может, потому, что я и раньше спокойно относилась к достижениям цивилизации в сфере быта (юность провела в своем доме), и теперь меня не смущает ни отсутствие горячей воды, ни удобства во дворе, ни дровяное отопление. А сопящая по ночам в выходные куча-мала из детей, их родителей, кошек и собак вызывает щемящее чувство необоримого счастья.

В первые годы, конечно, сачковали. Ведь мы покупали место для отдыха! И в мечтах выстраивались образы газонов и гамаков. К тому же, исконно городские жители, мы никак не могли насытится дикой природой. Людей тогда здесь было действительно мало. Лес был абсолютно свободен от визитной карточки человека, которой он так любит показывать свое превосходство над природой — мусора. И, принимая нас за своих, щедро делился с нами своими дарами и интересными встречами. Сейчас все несколько изменилось. И, к сожалению, не в лучшую сторону. Лесорубы валят лес, дачные поселки подбираются все ближе. Людей стало больше, а зверья и чистоты в лесу меньше.